16 дек. 2009 г.

Памяти Героя Советского Союза Евгения Никонова

2010 год - год 65-летия Великой Победы! Идут года, ветеранов Великой Отечественной войны остаётся всё меньше и меньше... Такова жизнь... Но есть человеческая память, которая не даёт нам забыть о сотнях тясяч простых солдат и великих полководцах, которые положили свои жизни на фронтах Великой Отечественной.


Так уж сложилось, что о подвиге Евгения Никонова я узнала ещё в своей родной школе - самой простой школе г. Тольятти. Ни один классный час, ни одна торжественная линейка ко Дню Победы не обходилась без упоминания имени Евгения Никонова. И вот спустя несколько лет я, волею судеб, стала работать в селе Васильевка - в том самом селе, где родился герой, о котором я столько слышала в детстве...

18 декабря (в день рождения Е.Никонова) в нашей школе обязательно состоится торжественная линейка памяти Евгения Никонова. И в "наш жестокий век" в глазах наших детей можно будет увидеть слёзы, "слёзы памяти"...

Родителей Евгений не помнил. Они умерли, когда ему было полтора года. Вместе с братом и сестрой воспитывался у тетки. Потом семья переехала в Горький. Там Евгений окончил ФЗУ, работал токарем на Горьковском автомобильном заводе, вступил в комсомол.

Однажды он узнал о том, что объявлен комсомольский набор во флот. Евгений сразу же принёс в райвоенкомат заявление: "Имея желание служить в Военно-морском флоте и защищать свободу, завоеванную в революции и гражданской войне нашими отцами и старшими братьями, я прошу направить меня в ряды Военно-морского флота СССР".

Просьба его была удовлетворена. Их, парней с Волги, только что одевших краснофлотские бескозырки, в учебном отряде было человек двенадцать. они осваивали азы флотской службы, делились радостями и неудачами. Евгений с упорством изучал военное дело. Как-то завязался спор о чести солдата, о верности воинскому долгу. Руководителю группы захотелось узнать мнение матросов о том, как бы каждый из них поступил, окажись он в самой трудной боевой обстановке.

Никонов поднял руку: "Мне кажется, что никто из нас никогда не дрогнет перед врагом, - сказал он твердо. - Что касается меня, то не пожалею своей жизни и крови для Родины".

Он говорил от чистого сердца. После учебного отряда Никонова направили торпедным электриком на лидер эскадренных миноносцев "Минск". В учебных походах зрело мастерство. Вручая минно-торпедной боевой части переходящее Красное знамя, командир корабля в числе лучших матросов назвал Евгения Никонова.

В августе 1941 г. превосходящие силы противника, не считаясь с потерями, рвались к Таллину. На подступах к городу завязались кровопролитные бои.

На корабле стало известно, что для защиты Таллина с суши формируется сводный отряд моряков. Евгений Никонов первым пришел к командиру корабля с просьбой послать его на берег. Командир ответил: "Разрешаю". На другой день Никонов уже был в сводном отряде моряков. У небольшого поселка Кейла на подступах к Таллину балтийцы вступили в бой с противником. Мужественно дрались моряки. Увлекшись боем, никто не заметил, как в тыл отряда просочилась группа немецких автоматчиков. Перевязывая руку раненого бойца, Никонов увидел в придорожных кустах грязно - зеленые мундиры. Это подкрадывался враг. Никонов сообщил о грозившей опасности командиру и по его приказу с несколькими матросами бросился на автоматчиков. Враг был разгромлен. Однако силы были неравными.

По приказу командира отряд оставил поселок и отошел к хутору Харку. Немцы непрестанно атаковали. Ценой огромных потерь им удалось захватить хутор и перерезать шоссейную дорогу на Таллин.

Но дальше продвинуться немецкая пехота не могла. В густом бору, окружавшем хутор, прочно удерживал рубеж обороны сводный отряд моряков. Немцы снова начали атаку. Навстречу врагу лавиной поднялись балтийцы. В первой цепи контратакующих шел Евгений Никонов. Когда вражеская атака была отбита, командир отряда, обходя позицию, увидел сидевшего у камня матроса.

Он был бледен, тяжело дышал. "Никонов, что с вами?"-"Немного ранило, но это ничего, я могу сражаться". - "Нужно в госпиталь". - "Прошу не отправлять. У меня еще есть силы", - тихо, но твердо проговорил Никонов. Командир не смог отказать матросу. Вечером на хуторе, занятом противником, было заметно большое оживление. В наступившей темноте ясно слышался гул танковых моторов, доносились приглушенные слова команды. Командир решил разведать силы и замысел врага. В состав разведгруппы было выделено три матроса с Никоновым во главе. Выслушав указания и, уточнив сигналы, разведчики вышли из леса и поползли по канаве в направлении хутора. В отряде никто из бойцов, несмотря на усталость, не спал.

Моряки готовились к удару по врагу, ждали донесения разведки. В расположении противника наступила тишина, заглох шум моторов, и прекратилось движение. Лишь изредка в небо взлетали ракеты. Переходя от одной группы моряков к другой, политрук поглядывал на часы: "Прошло три часа. Пора бы вернуться разведчикам". Наблюдатели напряженно всматривались в лежавший впереди хутор. Неожиданно на немецкой позиции раздались винтовочные выстрелы, разрывы гранат, затрещали автоматы, и вскоре снова стало тихо. Политрук и лежавшие с ним наблюдатели вскочили и изготовились к бою. Все подумали, что с боем отходят наши разведчики.

Медленно и томительно тянулось время, близился рассвет. На хуторе, затянутом пеленой тумана, было тихо. Вдруг раздался приглушенный крик. Никто не успел разобрать слов, но крик повторился еще. Бойцы услышали: "Товарищи, отомстите!" Эти слова как призыв всколыхнули моряков. Все схватились за оружие. По цепи пронесся приказ командира: "Приготовиться к атаке! За Родину!". Стремительным штыковым ударом моряки смяли фашистов и заняли хутор. Мужественные, не знающие страха бойцы содрогнулись при виде картины, открывшейся им на окраине хутора. К стволу дерева, под которым догорал костер, обрывками телефонного кабеля был привязан человек в обгоревшей и окровавленной тельняшке. Его обуглившееся местами тело было изрезано ножами. В траве у костра лежала бескозырка с золотым тиснением на ленте. "Никонов", - вырвалось у бойцов.

Обнажив головы, моряки смотрели на безжизненное тело своего боевого товарища. И страшен был их молчаливый гнев. Моряки бережно сняли тело героя. Над его могилой они поклялись беспощадно истреблять фашистскую нечисть. Захваченные на хуторе пленные рассказали подробности подвига и гибели Евгения Никонова. Выполнив задание командира и собрав нужные сведения, разведчики возвращались в отряд, но были обнаружены вражеским дозором. Стойко и храбро сражались моряки, двоих поразили вражеские пули. Евгений Никонов остался один. Перебегая от укрытия к укрытию, он метко отстреливался. Осколком вражеской гранаты балтиец был ранен и потерял сознание.

Когда Никонова привели в чувство, гитлеровский офицер приступил к допросу: он хотел получить от разведчика сведения о численности морского отряда, о частях, защищающих Таллин, о том, где проходит линия наших укреплений. Стиснув зубы, Никонов молчал. Офицер повторял вопросы, добавив, что если моряк будет говорить откровенно, то ему сохранят жизнь. Никонов презрительно усмехнулся: "Жизнь? На что мне жизнь без чести, без доброго имени, жизнь изменника Родины". Его начали жестоко избивать, Никонов молчал. Гитлеровцы кололи его тело ножами, вырывали волосы, жгли лицо горящими сигаретами, но никакие пытки не сломили железную волю бойца. Ни слова не проронил моряк. Взбешенный упорством Никонова фашистский офицер приказал сжечь матроса живьем. Евгения привязали к дереву и под ногами разожгли огонь. Как порох вспыхнул сухой хворост, облитый бензином. Удушливый дым потянулся к небу, языки пламени лизнули балтийца, но он по-прежнему молчал, оставаясь верным священной воинской клятве. О чем думал Евгений Никонов в эти последние минуты своей жизни, никто не знает. Теряя сознание, он крикнул: "Товарищи, отомстите!"

Никонову шел 21-й год, когда оборвалась его жизнь. Память о нем живет и будет жить в сердцах людей. Евгению Александровичу Никонову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. После его героической гибели командующий Краснознаменным Балтийским флотом издал приказ, увековечивающий память мужественного моряка. В приказе говорится: "Для увековечения памяти героя-балтийца:
  • первому торпедному аппарату ЛД присвоить имя Евгения Никонова;
  • на первом торпедном аппарате установить мемориальную доску с описанием подвига товарища Никонова;
  • внести навечно в списки экипажа корабля торпедного электрика Е.А. Никонова" (Источник)


Именем Евгения Никонова в г. Тольятти названа улица. На площади Свободы установлен обелиск. В советские времена самые достойные парни села Васильевка проходили службу на балтийских судах, которые носили имя Евгения Никонова. Во дворе нашей школы установлен бюст Е.Никонова и памятник всем героям-односельчанам, которые погибли на фронтах Великой Отечественной войны.










2 марта 1992г. прах Никонова Евгения Александровича был перезахоронен на кладбище в селе Васильевке.

1 коммент.:

Елена комментирует...

Спасибо. Очень интересный материал.
Веду краеведение. В своем блоге размещу размещу ссылку.